Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сочинительство (список заголовков)
18:21 

Уровни

Хорошее произведение можно несколько испортить грамматическими ошибками. Но плохое, как ни старайся, безупречной грамматикой не исправишь. Правописание стоит на уровень ниже всех остальных качеств рассказа, и влияет на его успех меньше всего.
Таких уровней много. Сверху вниз, от самого главного к пустякам:
1. Идея, мысль, посыл, авторская позиция. Большинство книг её лишены, либо она банальна (любовь побеждает всё; главный герой самый крутой; быть плохим плохо, а хорошим хорошо).
Пример очевидной и нестандартной авторской позиции: "Звёзды - холодные игрушки" Лукьяненко (дискутирует со Стругацкими: мир, где общество управляет личностью - это плохой мир).
2. Костяк сюжета, характеры ключевых песонажей. Например, "Грозовой перевал" Эмилии Бронте держится в основном на характерах Хитклиффа и Кэти.
3. Сюжет, выбор сцен, их проработка. Приключенческие книги - фантастику, фентези - обычно читают как раз за это.
4. Стиль и язык. Почти невозможно выехать только на стиле, но есть книги и фильмы, которые известны за то, что гениальный стиль с чем-то сочетают (к примеру, многие аниме Шафта).
5. Оформление, правописание, шесть пальцев у персонажа на рисунке и прочие мелочи.

Кроме того, что верхние уровни значат гораздо больше для успеха, нижние ещё и проще исправить. Поставить или удалить запятую - дело, не требующее ни времени, ни особого ума: знай, смотри в правила. Чтобы исправить стиль речи, избавиться от канцелярита, перестроить предложение, нужны, по крайней мере, опыт и хорошее владение языком. Менять сюжет на ходу тем сложнее, чем масштабней переделки, а мысль, пошедшую в основу книги, вообще нельзя изменить, и когда люди пытаются в самом последнем абзаце придать своему пустому приключению какое-то философское звучание, выглядит это ужасно.

Давайте посмотрим, что получается, когда авторы не делают ничего выше (или ничего ниже) одного из уровней:
1−. Авторская позиция и ничего более - ни сюжета, ни героев, корявый язык, ошибки в тексте. "Автор, ты дико умён, но паршивый писатель. Потраченного времени мне не жаль, но это не литература".
2−. Отличная задумка на интересную тему, но исполнение и стиль никудышные. "Этот человек однажды станет гениальным писателем, он мыслит широко и удивляет меня. Читать его пока тяжеловато, но я буду за его книгами следить".
2+. Наоборот, сюжет и стиль безупречны, однако в целом мораль самая обычная. "Хорошая приключенческая книга, побольше бы таких! У всех середина наполовину, а тут не на что жаловаться".
3−. Всё хорошо, кроме стиля. "Текст корявый, но лучше книги я не читал".
3+. Наоборот, только стиль и описания хороши, а костяка сюжета и посылки нет. "Полочный ширпотрёб, клонированное фентези, боевик, фантастика".
4−. Книга, где кроме опечаток всё безупречно. Бестселлер и мгновенная классика (разумеется, опечатки в два счёта поправит редактор).
4+. Наоборот, книга, где только правописание и типографика в порядке. Такую никто и печатать не станет.

Видно, что вкладывать основные усилия нужно в верхние уровни, поскольку каждое очко в них даёт быстрый прирост качества. И напротив, книги, сделанные только из нижних уровней, почти никогда не бывают успешными. Впрочем, и тут есть свои ниши.

@темы: Сочинительство

23:12 

Redeeming quality

В идеальном мире каждая строчка книги должна доставлять удовольствие. Но за редкими исключениями авторы, которые говорят, что "каждое слово у них к месту" - врут.

Большая часть любой книги - довольно невкусное литературное тесто. Задним числом оно кажется интересным, но это неправда: его терпят только ради редких восхитительных моментов: трогательных, величественных, смешных, возвышенно трагичных. Остальное время за книгой держит не чтение текста, а ожидание этих моментов.

Проверьте! Возьмите любимую книгу и выкиньте десять самых сильных сцен. Стали бы вы читать то, что останется?

Чем лучше автор, тем интересней его набивной текст. Он может быть полон шуток или маленьких кульминаций сам по себе, тогда и без ключевых сцен читать книгу не скучно. Однако принципа это не меняет. Нам, как авторам начинающим, можно извлечь два урока:

Во-первых, как взглянуть на свой рассказ со стороны и понять, хорош ли он? Проверьте, есть ли в нём одно конкретное достоинство, в простом случае сцена, ради которой его стоит читать. Если такая высшая точка есть, ваши огрехи читатель потерпит. Если её нет, рассказ безнадёжен.

Во-вторых, поняв, в чём стержень вашего рассказа, дразните этой сценой читателя. Дайте ему понять, что такая минута в рассказе будет. Если пишете комедию, намекните, какого рода недоразумение вы готовите. В детективе бросайте подозрение на всех (высшая точка - раскрытие преступника). В романтической истории намекайте, что объяснение может состояться, но делайте его несбыточным, чтобы читатель его желал.

Насколько ясно нужно объявлять свои цели - зависит от склада книги и читателя. Но не объявлять их совсем - это ошибка, которая приведёт к тому, что книгу бросят, не дочитав до самого интересного.

@темы: Сочинительство

16:44 

О вырезанных героях

Когда сочиняешь длинный рассказ, иногда выясняется, что какой-то герой совершенно не нужен. Он появляется всё реже, и, наконец, машешь на него рукой и перестаёшь о нём думать. Когда рассказ дописан, нужно вернуться и вырезать его. Удалить все загадки, которые не получили ответов, намёки, которые ты давал, ещё думая, что персонаж сыграет важную роль в сюжете.

Слова его стираются, беседы с ним перераспределяются по другим героям, упоминания выбрасываются. Какую бы маленькую роль он не сыграл, другие заменят его.

Только что герои шли вшестером - и вот их уже пятеро. А рядом с ними шагает тень. В этой сцене он бы что-то добавил. В следующей шутил бы, разнимая героев. Книга всё это помнит. Сейчас за него говорит другая девушка, но слова по-прежнему его. Он здесь, он в этих репликах, розданных другим или не прозвучавших - недописанный, но всё же повлиявший на сюжет человек.

Читатели никогда не узнают, что рядом со знакомыми героями всю книгу шёл совершенно незнакомый персонаж. Что его следы, как в покинутом доме - брошеная тарелка с едой, развёрнутая газета - повсюду, и его характер, не заслуживший упоминания в книге, тем не менее, упоминается в ней.

@темы: Сочинительство

14:59 

О правде и каноне

В выдуманных мирах есть два вида правды.

Первый - правда, которая выглядит наиболее логичной.
Второй - правда, которую имел в виду автор.

Две не всегда совпадают.

В случае, когда логичным выглядит одно, а автор говорит другое, побеждает автор. Правда жизни искажается и всем свидетельствам против авторского замысла срочно ищутся невероятные объяснения.
Поэтому важнее доказать не какая гипотеза правдива, а какую считал правдивой автор.

@темы: Сочинительство

22:00 

Метод написания книг имени меня

Тщательно изучив существующие методы написания книг, я пришёл к выводу, что каждый из них упускает важные детали, потому-то ничего и не получается у авторов! Пришлось разработать свой собственный, надёжный алгоритм. Он действительно работает! Итак:
1. Сядьте за стол.
2. Напишите книгу.

Это проверено! Именно так писали книги Достоевский, Кинг и Лондон. Даже Роулинг писала книги точно так же, только столик у неё был маленький и в кафе - вот оно и вышло. Так что ясно, какое огромное значение имеет столик.

Если столик...
...маленький и в кафе - то получится сказка про волшебников
...большой деревянный в комнате с высокими потолками - книга про студента с топором.
...железный, прибитый к палубе - солёная история про морского волка.
...деревянный, в грубо срубленой хижине - белое безмолвие.
...офисный, с ящиком для входящих - кляуза на товарища.
...туалетный, рядом с больничной кроватью - завещание.

@темы: Сочинительство

01:53 

О приключенческих книгах

Похоже, секрет приключенческих книг - писать только то, что интересно самому. В самом деле, кому нужны неинтересные приключения? С другой же стороны, какой бы глупой не получилась история, если она нравилась автору - найдутся и читатели с тем же фетишом. Кто-то всю жизнь мечтал прыгнуть с парашютом, и истечёт слюной, читая выдуманные подробности инструктажа, погрузки в вертолёт и страха перед прыжком. Другой по пещерам хотел лазить!

Тут часто прокалываются расписавшиеся фантасты. Сначала они бросаются за книгу с интересом, сюжет их забавляет и самим любопытно знать, чем всё кончится. Но книга тянется, а генеральный план начинает надоедать. И тут, где графоман послабее сдался бы, или поступил совершенно правильно - вытер генеральным планом пролитое кофе на стол, пересочинив его заново, - тут именитый фантаст решает, что справится на технике. Рука набита, слог течёт, он уже не школьник - он мастер. Ему под силу писать и против настроения. Нельзя полагаться на волю муз!

И он почти прав.
Но другая половина книги получается неинтересной.


Я это видел дважды у Акунина только что. Один раз в бесконечно плохой "Фантастике", где и начало-то, кажется, сочинялось с кисленьким лицом, другой - в интригующей "Детской книге", где вторая половина всё же позёвывает и кося глазами, клонится на бочок. Графоман без стажа сдался бы и перенаправил героя в ещё одно третье место, потому, что путешествия во времени - это, чёрт возьми, интересно, и новые сцены тоже. Не таков Акунин! От сих и до обеда.

@темы: Книги, Сочинительство

05:04 

Закон забывчивого зрителя

Не в первый раз, пересматривая любимые произведения (длинные), обнаруживаю, что начало в них скомкано. Например, в зецубо сенсее Комори поначалу была не "минайде ё, акенайде ё". Напротив, она бушевала и орала на всех, кто заглядывал в комнату. К третьему сезону забыли завуча, или как там её, которая вначале утешала Итошики, а потом стала появляться в кат-сценах вместе с Комори. Второй и третий сезон Комори клеится к племяннику Итошики, а в конце первого эту же роль играла завуч. И это бессюжетное комедийное аниме!

Но когда смотришь всё по-порядку, то к изменениям привыкаешь. Так что не стоит, наверное, слишком беспокоиться за забытые сюжетные нитки: если их забыл автор, то забудет и читатель - во всяком случае, при первом прочтении.

@темы: Околоанимешное, Сочинительство

00:01 

О предательстве

Наблюдая за героем "Аватара", понял, чем предатель и мерзавец может вызывать уважение, и почему иной предатель уважения не вызывает. Дело вот в чём: за предательством частного идеала должно стоять спасение идеала высшего.

Например, герой "Аватара" предаёт свою расу и свой контракт, занимая сторону угнетённых туземцев. Тут два варианта: либо он идеалист, либо перебежчик. Если идеалист, то сражается за справедливость, и ради справедливости перейдёт даже на сторону врага - лишь бы вышло честно. Но герой кричит туземцам: "защитим НАШ мир", и мы видим: он не справедливости ищет, а просто записался на другую сторону. Забыл о людях, начал считать себя Нави. И понимаем: перебежчик. Меняет родину по колебанию сердца. Понравилось скакать по лианам и седлать птиц - и вот уже мир "его". Назавтра понравится ещё что-то - и герой опять поменяет порт приписки.

Конечно, кино оправдывает предателя. Земляне сами выставлены мерзавцами, бойня идёт ради выгоды, а не долга. Но ведь герой переметнулся не из-за этого! Иначе бы он крикнул "защитим справедливость". А раз кричит "защитим нашу землю" - значит, его высшим идеалом была родина, и он этот высший идеал сменил.

Глядя на эту сцену, я представил себе Лелуша на месте героя. Что бы сделал Лелуш? Произнёс бы такую же пафосную речь, а потом - конечно - предал бы Нави! Переметнулся обратно к землянам. Выдал бы им Нави, потом обманул бы их самих. Нашёл бы третью сторону, объединился бы с ней, а потом и её навертел. Подставил бы всех, предал бы каждого, вышел бы мерзавцем из мерзавцев, но как бы он смотрелся по сравнению с главным героем "Аватара"!
Ведь каждое предательство Лелуш совершает во имя одного: во имя счастья своей сестры. Какими бы принципами он не поступался и в чём бы не марал рук, он никогда и ни за что не изменяет этой одной мечте. Поэтому он идеалист, человек со стержнем внутри - пусть ювелирным, но несгибаемым.

То есть, каждый выбрал, что ему важно, и Лелуш потом предал всё остальное ради важного, а герой Аватара предал важное. Вот разница между magnificient bastard и просто bastard.

@темы: Гиасс, Сочинительство

01:22 

Игра

Роясь в старых записях, обнаружил следующую игру, цитирую (сам себя!):
Вы задаёте мне тему, я пишу на неё рассказ. Тема любой подробности, от "про пришельцев" до наброска сюжета - нельзя указывать лишь мораль рассказа. В теме можно требовать чего угодно, вплоть до "закончить свой рассказ фразой <...>" или "не использовать слова с буквой Ё". Чем сложнее и интереснее тема - тем лучше. Длина рассказа и срок исполнения по каждой теме задаются мной. Рассказы будут вывешены в указанные сроки, иначе я трус.

Как выясняется, я уже три года трус! (Не новость, впрочем). Так или иначе, а за мной должок:
Тема: "Внутренний свет" от Альбины.
Тема: "Может ли существовать утопия". В рассказе нельзя использовать слова добро, зло, а так же, свет и тьма. Это от гостьи !Riska!.
Тема: "Бродячие собаки". В рассказе использовать фразу "Чтоб ты подавился своей сосиской!" от DreamerNat
Тема: "Звездолет на одном двигателе, 4 прыжка до точки. И чтобы кому-то пришлось выбиратьчтобы в контрабанде был страус." Задала [Michaux]

Надо бы, всё-таки, написать.
запись создана: 14.12.2009 в 06:29

@темы: Сочинительство

03:12 

Уникальная инструкция!

Как отличить в себе хорошего писателя от плохого за один шаг!

Представьте себе, что вам говорят: "мой друг пишет точно как ты". Ваша первая мысль:
А. Проклятье. Ещё одним графоманом больше! Конкуренты кусают за пятки!
Б. Хороших авторов нынче мало. Теперь мне будет, что почитать.

(Трактовка ответов)

@темы: Сочинительство

15:16 

Об общем и частном

Есть два принципиально разных способа описывать непривычный мир. Первый - от лица живущих в этом мире героев. Поскольку герои живут здесь давно, они привыкли к большим отличиям времени, и будут обращать внимание на отличия мелкие, сиюминутные. Это взгляд на эпоху или мир изнутри.
Второй способ рассказать об эпохе - снаружи. Здесь мелочи ничего не значат, наоборот - автор должен уловить общее, постоянное; то, чем мир живёт.

Смешивать эти два подхода - верный способ породить убожество. На мир нельзя смотреть с двух сторон. Нельзя и жить в нём, и оценивать издалека, только что-то одно.

@темы: Сочинительство

13:11 

Глубокие мысли

Я не понимаю, когда люди говорят "вот, в той книге глубокие мысли, а в этой мысли плоские". Хотя иногда сам так говорю. Для меня это примерно такая же загадка, как для не умеющих читать страница текста. Палочки, закорючки. Постойте, откуда вы взяли вот эту фразу? Прочли её отсюда? Из этих закорючек? Ну дела...

Для меня почти любая книжная мысль одинакова. Одинаково проста. За чрезвычайно редкими исключениями, примеров которым я сейчас и не могу вспомнить, всё, что я читаю в книгах, кажется мне либо совершенно очевидным, либо совершенно произвольным, а чаще и то, и другое. Разница только в запутанности изложенного. Другими словами, "глубокие" и "неглубокие" мысли для меня выглядят примерно вот так:
- Каждое утро солнце встаёт на востоке. (Это неглубокая мысль)
- Когда дует ветер, листва выросших в поле деревьев шелестит, а листва деревьев в лесу не шелестит, кроме тех, что на опушке. (Это глубокая мысль)

Поэтому я с растерянностью смотрю на людей, которые ругают первое и хвалят второе. Где они тут видят разницу? Ну да, первое изложено проще, но ведь и его можно запутать, а второе распрямить:
- На поверхности планеты солнце поднимается с той стороны горизонта, которая противоположна направлению вращения.
- Ветер играет листвой там, где достаёт.

Другая проблема в том, что книжные идеи - не физические законы, и логике почти не подчиняются. Из двух предложенных мной идей можно считать более полезной ту, которая сообщает менее очевидную информацию, например, факт вращения земли. Но книжные идеи не сообщают фактов! Это просто точки зрения авторов, которые те аргументируют, по мере возможности, действиями своих же героев. Нельзя сказать, что какое-то положение более достоверно, чем остальные:
- Люди думают о других потому, что их заставляют страх и комплексы, поэтому комплексы - природный механизм, скрепляющий наше общество.
- Люди думают о других потому, что в них развита эмпатия и они сочувствуют окружающим.
- Люди думают о других потому, что для них выгодно заслужить чужую благодарность.
- Люди думают о других потому, что так их заставляют годы эволюции: если вид поддерживает своих, выживать каждому становится легче.

Что из этого правильно? Да всё - в какой-то мере. Эти и десятки других причин в каждом из нас объясняют наше поведение. Если пытаться сказать какую-то общую мысль, которая была бы универсально верной, то выйдет только:
- Люди могут думать о других по самым разным причинам.

Писатели же делают не так. Они выбирают одну случайную мысль, и наглядно иллюстрируют её всю книгу - игнорируя при этом связанные с ней сложности, что и разумно, поскольку если лезть в мелочи, книжка из художественной превратится в научную. Но как можно из двух произвольных и необоснованных утверждений, из двух личных мнений, выбрать одно и сказать "оно глубже"?

Вот почему, кстати, я никогда до конца не любил эту цитату из Булгакова:
— Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного.
Шариков пожал плечами.
— Да не согласен я.
— С кем? С Энгельсом или с Каутским?
— С обоими, - ответил Шариков.

Я вполне допускаю, что можно быть несогласным с обоими ;)

Также я не очень люблю эту цитату и ещё по одной причине, но она не вяжется с темой, и о ней как-нибудь в другой раз.

@темы: Сочинительство

12:59 

Знаю, что должен видеть

Загадочный факт в моих способностях сочинителя (за исключением факта их загадочного отстутствия) такой: я сочиняю хорошо, когда не знаю, о чём пишу. Иными словами:

Если я открываю новый текстовый документ.txt в надежде наконец-то записать на электронную бумагу ту офигительную историю, которую я выстраивал в своей голове уже две недели - у меня ничего не получается. Мигом выясняется, что выстроил я максимум пару ярких моментов и две-три необычных детали, а героев как таковых я совершенно не знаю. Хуже того: я не могу с ними ничего поделать, поскольку слишком зажат, опасаясь промазать по заготовленным ярким моментам на таком дальнем разгоне.

Пара попыток - и у меня опускаются руки, поскольку я понимаю, что ни черта не умею. У меня нет фантазии. Я не могу придумать живых героев, с которыми случились бы задуманные яркие моменты. Не могу писать интересно.

Но.

Если я открываю новый текстовый документ без чёткого плана в голове, беру случайного героя, бросаю его в случайную ситуацию и начинаю сочинять ему приключения по принципу "что было бы интересно прочитать"...
Получается интересно.

Удивительно, но получается интересно! Сразу! Я смотрю на свой собственный текст, и думаю: чёрт возьми, я бы заинтересовался такой книгой. Минута чтения - и я уже втягиваюсь в жизнь собственного героя.

Почему?
Почему прекрасные идеи, и даже построенные по всем правилам, с "герой действует", со всем прочим, даже не добираются до момента, когда случается что-то неожиданное. А сочинение по принципу "сел и пиши" работает, и тем лучше работает, чем меньше я знаю о том, что будет с героем дальше!

Я даже сочинил себе два принципа, которые действительно работают:
1. Никогда не пиши того, что не хочешь писать.
2. Никогда не пиши того, что задумал написать заранее.

p.s. Ах, да, я не объяснил загадочное название поста. Всё просто: когда я знаю, что должен видеть герой, тяжелее представить, что он видит на самом деле ;)

@темы: Сочинительство

00:29 

О героях

У меня не так много опыта в сочинении героев для длинных произведений, но сколько раз я не берусь за такое дело, всегда возникает одна проблема. А именно: герои не слушаются руля. Поначалу. Рано или поздно действие набирает обороты, у меня в голове что-то кликает - и я понимаю героя, и с этого момента управлять им легко: я знаю, как он поступит в каждой ситуации, знаю, на что надо давить, чтобы персонаж правильно отзывался, и самое главное - знаю, чем он необычен и интересен.

Но не так с самого начала. Как бы тщательно я не продумывал фабулу, герои для меня всегда - тёмный лес. Я стараюсь подобрать для них качества, которые лучше сыграют в сюжете, но не могу эти качества удержать. Я не могу даже сделать картонных персонажей, поскольку это слишком очевидно плохо, а стоит мне только попытаться придать картону чуть больше разнообразия, как герои растекаются бесформенной лужей, не имеющей ни характера, ни стабильных черт.

Иными словами, когда читатель уже знает моих героев, он чего-то от них ждёт, и я понимаю, чего он ждёт, и могу вызвать в нём правильную эмоцию, нарушив или поддержав эти ожидания. Это как велосипедом управлять на большой скорости - он уже сам едет.

А пока персонаж остаётся рубашкой вверх, он меня смущает. Его поведение зависит от моего настроения, а не от его. Потому, что его в моей голове ещё толком не существует.

Я пробовал бороться с этим разными методами: заставлял себя писать по два-три определяющих качества для персонажа, и потом жёстко следовать только этим качествам. Но это плохо годится для центрального персонажа, уж слишком картонно. Я пробовал писать про героев маленькие истории из их жизни, чтобы лучше привыкнуть к ним, но герои в этих историях оказывались совсем другими героями; видимо, персонажа определяет сюжет и окружение, а не только его собственный характер.

Как вообще сочиняются с нуля герои?

Я, в общем-то, понимаю, что есть вариант "взять из общественного клип-арта", т.е. "вот, к нам в сюжет приходит персонаж, очень похожий на Рей из Евангелиона. И на тысячу других клонов Рей". "Вот к нам в сюжет приходит штампованный красавец из яойных фанфиков". (Да-да, я в курсе, что их там несколько разновидностей; простите - в сортах яоя не разбираюсь). В какой-то мере, наверное, любой персонаж штампован. То есть, возможно, идея - это взять готового персонажа и дать ему несколько уникальных черт? Например, Нагато Юки так сделана. Из той же самой Рей.

@темы: Сочинительство

23:02 

Синдром чеховского ружья

Прекрасные идеи становятся плохими, если их использовать чересчур плоско. Например, чеховское ружьё уже стало настолько обыденной вещью, что больше вредит, нежели помогает книгам и аниме. Проблема в том, что чеховское ружьё фактически начисто лишает вторую половину книги (кульминация + развязка) неожиданности. Авторы почти теряют возможность серьёзно влиять на сюжет чудесами. Это как если бы у художника отобрали краски, и заставили оканчивать картину, размазывая кисточкой то, что есть. Использовать только уже введённых в сюжет героев, подчиняться только уже заявленным правилам.

Как хочется иногда, чтобы авторы время от времени рвали-таки "проверенные временем" драматические шаблоны, и вводили в сюжет новых персонажей в последних сериях, ставили бы правила с ног на голову каждые три главы; чтобы книги не были предсказуемыми ни в чём, даже в собственной логике.
И при этом чтобы они всё-таки умели донести свою идею до читателей.

Кто-то скажет, что это произвол; я так не думаю. Это другой виток развития творчества, который проходит точно над произволом, но гораздо выше. Суть интриги в повести строится на том, чтобы загадать читателю загадку, заставить его ждать чего-то, а потом удивить его неожиданным решением - и тем, чего он ждал, и не тем. Важна предсказуемость книги и читательское нетерпение: произвол тем и плох, что не даёт возможности угадывать будущее и чего-то от сюжета ждать. Но чеховское ружьё - это приём обратного хода, он работает в момент, когда ружьё стреляет, а не когда оно висит на стене! Иными словами, суть чеховского ружья не в предсказуемости, а, наоборот, в неожиданности! Ружьё, которые мы заметили заранее - это неудавшееся чеховское ружьё.

Поэтому лучше пальнуть чем-то, вынутым из кармана, нежели создавать ужасную скуку, методично снимая со стены заготовки.

@темы: Сочинительство

19:24 

Настоящая фантастическая книга должна быть немного сумасшедшей. Но - совсем чуть-чуть. Многие графоманы (в том числе и мои друзья, и я в какие-то моменты) этого не понимают, и, оценив вкус соли в чужом блюде, пытаются высыпать в свою стряпню всю солонку. Получается несъедобно, довольно очевидное следствие. Загадки в книгах совсем не то же, что в жизни: их загадывает и разгадывает автор, а читатели только хлопают глазами, глядя на явившегося из шляпы кролика. Когда же фокусник чего-то мямлит и второй час подряд демонстрирует пустые руки, хочется возразить: эй, мастер, проволоки-то ты наплёл, а кролик твой где?

Обратная сторона той же медали - профессиональная смерть, когда автор настолько привыкает писать правильные книги, что забывает о капле сумасшествия. Получаются те самые ёлочные игрушки, которые и светятся как надо, только радости никакой.

@темы: Сочинительство

21:53 

Грелка

Новая грелка. Тема от Стругацкого. Неплохая, кстатиТерпимая. Может, я чего и сочиню.

Ещё: засудили piratebay. Вот уроды.

@темы: Будни, Сочинительство

04:00 

Дьявольские планы

Проблема с дьявольскими планами в том, что они все себя исчерпали. Двести или триста лет назад читатель перелистывал страницу и ужасался:
- Он задумал погубить землю! Боже мой, вот это дьявольский план! Вот это размах! Не кому-то там одному насолить, не государство разрушить, а всю землю! В голове не укладывается!
С тех пор землю губили столько раз, что реакция уже другая:
- Что, опять землю губим? Ну ёёёё... Ещё один злодей без всякой фантазии!

Это реально скучно. В злодейском плане главное вот что: он должен поражать воображение. Должно веять холодом. "Вот это да! Мне и в голову не приходило, что можно на такое замахнуться!"

Что можно губить мир, захватывать власть и стравливать людей - мы уже знаем.

Как обычно, можно не выдумывать жуткий план, а сделать жутким нежуткий: сыграть от противного. Вначала убедить зрителя, что в этом фильме реализм, так что землю погубить нельзя, и все злодеи здесь замахиваются максимум на отъём конфеты у младенцев, а самые злые - велосипеда. И потом так, со страхом: "Ты ведь не из таких, да? Ты ведь не хочешь отнять у ребёнка велосипед, да? - Нет, я хочу уничтожить Землю!!!! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!"

@темы: Сочинительство

22:37 

Про гаремники

Идеальный гаремник должен быть похож на качели: герой должен метаться от одной героини к другой, и с каждой проводить по две-три серии. Ни в коем случае нельзя показывать, как им хорошо вместе (это неважно, только время тратить!). Главное - показать, как несчастна и страдает без героя его бывшая девочка. Желательно найти ей парочку кавалеров взамен, чтобы зритель окончательно поверил, будто главного-то героя девушке уже не достанется, не судьба. Режиссёр уже всё решил.

К тому времени, как зритель будет кипеть от ярости и бить кулаками по столу с криками "режиссёр идиот! уберите от героя ту глупую дуру, и дайте ему ЕЁ! ЕЁ!", нужно отдавать герою ЕЁ и начинать всё заново с глупой дурой ;)

(ещё немного)

@темы: Аниме, Сочинительство

02:39 

Ещё про макроссы

Всё же, сочинять научные объяснения тому, что песня способна остановить противника - это бред. Такие вещи не нужно объяснять. Достаточно просто пожать плечами: хотите узнать, почему? А потому что потому. Вот взяла и остановила. Я сказочник, мне всё можно.

Когда же начинают выдумывать всякие микро-фолд-фаулт-волны, которые случаются от песни и рушат коммуникации противника, сказка превращается.. превращается... в бред! А бред - это совсем не сказка. И не похоже даже.

@темы: Околоанимешное, Сочинительство

void

главная